Архив автора

По следам одного поста

Публикуя ссылку на вчерашний пост в фейсбуке на свою страницу и страницу Неконференции библиотечных блогеров, я задала вопрос, противоположный теме поста: назовите причины, почему НЕ НУЖНО заводить страницы библиотеки в соц.сетях. Комментариев было много, за что вам отдельное спасибо. И если ваше начальство любого уровня приказным порядком заставляет вас вести сетевую жизнь, или вы сами задумываетесь над созданием группы в соц.сетях, внимательно прочтите этот пост. И если вы нашли хотя бы одно совпадение, то лучше еще раз хорошо подумать и повременить, пока эта проблема не будет решена.

Итак, не надо заводить группу библиотеки в  любой соц.сети, если:

  1. есть проблема с кадрами. Работа по администрированию группы это именно работа — нужно наполнять ее контентом (желательно полезным и интересным), отвечать на комментарии, отслеживать реакцию читателей. Если у вас нет человека, который умеет хорошо писать тексты и подбирать адекватный визуальный материал, который умеет быстро ориентироваться в изменениях соц.сети, который умеет искать информацию и адаптировать ее под задачи группы, и — самое главное — которому бы нравилось это делать, то группу лучше не создавать. Ничего хорошего из этого не выйдет, одно расстройство и читателям, и администратору группы, и всему коллективу библиотеки.
  2. есть проблема с техническим обеспечением: один компьютер на всю библиотеку, перебои с интернетом или его отсутствие.  Если администратору, для того чтобы опубликовать текст сообщения или ответить на комментарии, нужно ждать своей очереди за компьютером, или ждать, полчаса, пока загрузится страничка, или садиться на велосипед и ехать в соседнюю деревню, то, поверьте, оно того не стоит.
  3. библиотека работает на закрытое или очень локальное сообщество. Например, библиотека воинской части или пенитенциарного учреждения.  Или сельская библиотека, где все друг-друга знают, и новость о мероприятии или новых книгах гораздо эффективнее  размещать на информационных досках или использовать сарафанное радио.  Но, с другой стороны, все зависит от целей создания группы. Если, например, это село с богатой культурой или историей, уникальной природой, то есть смысл развивать краеведческую тему и ориентироваться не на местных жителей, а на «более широкой круг читателей».
  4. отсутствует целевая аудитория в соц.сети. Эта причина во многом перекликается с предыдущей, но все-таки мне кажется, что портрет ЦА можно нарисовать и найти в соц.сетях для любой группы, особенно если брать во внимание публичные, общедоступные библиотеки. Тут важен вопрос выбора соц.сети, например, как мне кажется, не целесообразно заводить группу для библиотеки НИИ в инстаграме или тиктоке, а группа сельской библиотеки вряд ли будет популярна на фейсбуке.
  5. отсутствует понимание целей и задач для группы.  Никто не знает ЗАЧЕМ группа нужна, что в ней публиковать, каких результатов ожидать. Выходить в сети просто потому что это модно, так принято, все так делают — не нужно.

20/50 Вроде все собрала. В качестве бонуса ссылка на мою любимую группу сельского клуба Раскатиха культурная, села Раскатиха Алапаевского района Свердловской области и фотографии «библиотечного билборда» возле магазина Радуга села Деево Алапаевского района Свердловской области.

Ещё ни кто не комментировал

Зачем библиотекам собственные страницы в соц.сетях: четыре причины

Решила тряхнуть стариной и сделать перевод статьи «4 Reasons Libraries Should Have A Dedicated Social Media Page«. Текст оказался ниочемным. Мне нравятся формулировки причин, но не нравится их интерпретация. У меня сложилось ощущение, что автор совершенно не в курсе того, что происходит в библиотеках в настоящее время. К концу перевода даже закрались сомнения, не был ли этот текст написан лет 10 назад, но нет. Дата публикации 3 июня 2021 г.  Буду рассматривать это как тренировочное упражнение и напоминание о том, что перед тем, как садиться за перевод, нужно внимательно читать текст, а не просто пробегать глазами, купившись на интересный заголовок. Ну а если вы ничего нового из него не почерпнете, то хотя бы подтвердите какие-то свои мысли. Если вы, конечно, об этом задумывались 🙂 

Роль социальных медиа в современной жизни постоянно растет, начиная с MySpace и Facebook и заканчивая Instagram и TikTok. Так как все читатели (и не-читатели!) каким-либо образом присутствуют на различных платформах, эти каналы передачи информации необходимо использовать всем библиотекам. В гостевом посте Робин Дженне (Robin Jeanne) размышляет о том, зачем библиотекам необходимо иметь собственные страницы в социальных сетях.

В настоящее время присутствие в социальных сетях жизненно важно для любого бизнес сектора — от многонациональной корпорации до маленькой местной пекарни. Статистика Forbes показывает, что 43% потребителей используют соц.сети для поиска информации о новых брендах, а 36% совершают в них покупки. Это доказывает, что нахождение в сети необходимо бизнесу, чтобы добраться до потенциальных клиентов и поддерживать связь с уже существующими. Соц.сети стали важны и для многих неочевидных направлений, включая библиотеки.  Исторически, библиотеки кажутся полной противоположностью интернету, где информацию на любую тему можно найти за секунды. Тем не менее, современные библиотеки могут извлечь существенную выгоду от использования соц.медиа.

Во-первых, поддержка пользовательского опыта.

Самая очевидная польза от аккаунта в соц.сетях то, что пользователи могут общаться с вами напрямую. Люди могут связаться с вами, чтобы узнать о наличии книги, услугах или часах работы библиотеки. Это также отличный шанс получить обратную связь напрямую. Но имейте в виду, что у пользователей есть определенные ожидания по скорости получения реакции на сои вопросы и сообщения в соц.сетях. Например, большинство пользователей ожидает получить ответ в течение часа, в ином случае вы рискуете потерять их интерес [и доверие]. Наличие аккаунта в соц.сетях также позволит вам легче контактировать с другими библиотеками.

Во-вторых, формирование сообщества.

В награду за создание группы в соц.сетях вы можете получить лояльных последователей. Это потенциальные потребители, которые будут ставить «лайки» и делиться вашим контентом, и, возможно, даже воспользуются вашими услугами. Тем не менее, чтобы действительно создать полноценное сообщество, подчеркивает  Social Media Today,  необходимо гораздо больше, чем просто публиковать контент. Дайте людям серьезную причину подписаться на ваши страницы, корректируя содержание постов на разных платформах, это гораздо эффективнее публикации одинаковых ссылок. Например, вы можете использовать  Twitter  как новостную ленту, а  Facebook или Instagram для более глубоких развернутых  книжных рекомендаций.

В-третьих, повышение видимости и информированности.

Основной площадкой для бизнеса принято считать Facebook, так как его активная ежемесячная аудитория более 2,7 миллионов пользователей. Тем не менее, хорошо бы рассредоточить ваше присутствие в соц.сетях. В настоящее время «ваша домашняя страница — это ваш профиль в Instagram», так как эта платформа стала поисковиком для цифрового поколения. Instagram — это визуал и эстетика. Библиотеки могут публиковать фотографии книг, пространства, и, возможно, даже гостевые посты. Эту площадку также можно использовать для создания виртуальных туров или пошаговых инструкций по поиску книг. Просто огромное пространство для творчества! [Sarcasm!]

В-четвертых, связь с технически-подкованной аудиторией.

Социальные медиа сделали мир очень маленьким благодаря той легкости, с которой можно связаться с людьми по всему миру. Конечно, это значит, что у вас есть шанс достучаться до более молодых поколений и дать им возможность оценить традиционные библиотеки в новом свете. В конце концов сейчас библиотеки тоже развиваются, и многие даже предоставляют цифровые услуги, такие как выдача электронных документов или предоставление доступа к базам научных и исследовательских статей. Для того чтобы пользователи видели в вас заслуживающего доверия поставщика этих услуг, они должны знать, что вы по крайней мере способны использовать социальные медиа. [Face palm!]

19/50. А есть ли объективные причины для того, чтобы НЕ ЗАВОДИТЬ собственную группу/страницу/аккаунт библиотеки в соц.сетях? Кроме как «у нас некому этим заниматься».

 

 

Ещё ни кто не комментировал

Трансляция зарубежного опыта в социальных медиа (по опыту «Мыши Библиотечной»).

В далеком 2018 году я феерично выпорхнула из декретного отпуска прямиком на 8 неконференцию. Аж с докладом. Уже тогда начала оформлять текст выступления в полноценную статью, но что-то не заладилось. Но «не пропадать же добру!», поэтому допишу и опубликую здесь, тем более в ближайших планах несколько переводных материалов.

 

Никто не будет оспаривать необходимость изучения опыта коллег из других библиотек. Ведь это позволяет нам избежать ошибок и не наступать на грабли, экономить время и ресурсы и не изобретать велосипед. И самое главное, не вариться в собственном соку, идти в ногу со временем. Конечно, не всегда целесообразно полностью переводить текст, а обязательно изучить вопрос, проанализировать информацию, а уже потом подстраивать ее под реалии конкретной библиотеки и воплощать идеи в жизнь.

Если про опыт российских библиотек в профессиональной литературе публикаций достаточно много, то информацию о библиотечном деле за рубежом приходится искать в иностранных источниках, а не всегда библиотекари владеют иностранным языком на том уровне, чтобы без проблем искать, читать и понимать профильные статьи в журналах или публикации в интернете. Конечно, за последнее десятилетие качество автоматических переводчиков (например гуглтранслейт) значительно улучшилось, но все равно читать уже готовый, отредактированный перевод гораздо полезнее, и экономит кучу времени.

Именно отсутствие интересующей меня информации на русском языке и стало причиной создания в феврале 2007 года блога “Мышь Библиотечная”, в котором я публиковала переводы текстов из англоязычных (в основном американских) источников. Темы, которые мне были интересны в то время — виртуальная справочная служба, библиотека 2.0, блоги, социальные сети, и многое другое. За это время мало что изменилось. Еще мою рубрику, наверное, можно найти по хештегам #зарубежныйопыт и #LibraryAndSocialMediaGroup в группе “Библиотеки и социальные медиа. РБА — 29а” а социальных сетях вконтакте и фейсбук.

Условно, мои переводные тексты можно разделить на несколько видов:

  • подбор ссылок по определенной теме, но обязательно с развернутой аннотацией, чтобы читателю сразу было понятно, стоит ли ему переходить по ссылке и знакомиться с текстом полностью;
  • цитата из текста и мои размышления и комментарии (обязательно в круглых скобках и курсивом);
  • просто мои мысли, основанные на прочитанном, увиденном или услышанном;
  • дословный перевод статьи или поста целиком или нескольких важных на мой взгляд фрагментов, на которые нужно обратить внимание.

Переводов в блоге очень мало, так как я старалась обращать внимание на самое интересное и полезное. Конечно, если я переводила текст целиком, я всегда спрашивала у автора разрешение на перевод и публикацию в блоге, естественно, со словами благодарности и ссылкой на первоисточник. Во-первых, это правильно с точки зрения профессиональной этики, а во-вторых, это отличный способ познакомиться и рассказать зарубежным коллегам, что в России библиотекари тоже ведут блоги. Практически всегда я получала разрешение, за исключением одного случая. Но и тогда проблема заключалась в редакционной политике журнала, из которого я хотела перевести статью, а не нежелании автора дать свое разрешение.

Необходимо отметить, что “зарубежный опыт” не ограничивается переводами текстов. Это еще и рассказы “очевидца” о конференциях и других мероприятиях, рассказы о библиотеках и информационных центрах. Причем, интерес вызывают не столько интерьеры, сколько внутренние процессы — как, что и почему библиотека это делает и делает именно так. Особое место занимает информация о ресурсах, сервисах и программах, которые можно использовать, а также обучающие материалы по работе с ними.

За время существования блога сложились определенные правила или принципы публикации переводных статей. Обязательным является ссылка на первоисточник с указанием автора и названия текста, а также название самого источника (название блога, сайта, журнала, книги и т.п.). В последнее время решила указывать автора на двух языках, так как не всегда можно понять, как правильно транслитерировать ту или иную фамилию. Предпочтительно брать информацию из источников, находящихся в открытом доступе, чтобы заинтересованные читатели смогли прочитать текст полностью. Все переводы я делаю самостоятельно, не прибегая к помощи онлайн-переводчиков, хотя, как я уже говорила, за последние годы технологии  автоматического перевода сделали огромный шаг вперед. Всегда отделяю авторский текст от своих комментариев (обязательно в круглых скобках и курсивом). Также считаю важным определиться с написанием иностранных слов, уже прочно вошедших в нашу жизнь. Особенно это касается названий программных продуктов, ресурсов и соц.сетей. Например, Facebook можно написать как минимум еще двумя способами — фейсбук и ФБ. В любом случае читатель меня поймет, но унификация — это плюс. Но, если ресурс малоизвестен, например GoodReads, то я не перевожу и не транслитерирую название, а оставляю оригинальное написание. 

 Еще одно важное правило любого переводчика — обязательно сначала внимательно прочитать текст целиком, а уже только потом начать переводить. Это позволяет сразу понять, есть ли в тексте нужная мне информация, обратить внимание на трудные моменты и незнакомые слова или сочетания, а также оценить сложность текста. И уже на основе этого сделать вывод о целесообразности перевода. Если я испытываю трудности с переводом или формулированием мысли, то стараюсь всегда об этом сообщить (оставляю текст без перевода, либо предлагаю свою, далекую от литературной, версию-объяснение того, как поняла фразу) и обязательно прощу читателей о помощи, так как одна голова хорошо, а коллективный разум гораздо лучше.

 

18/50. Нужно ли больше переводов? Нужно ли дополнить статью примерами или какой-то другой информацией? И какой именно?

Ещё ни кто не комментировал

Инфлюэнсеры, агенты влияния, лидеры мнений. Кто все эти люди?

Я хотела собраться с мыслями, но ни одна мысль на собрание не пришла. Поэтому будет бессвязный и бессмысленный, скорее всего, пост-размышление об этих странных словах.

Просто я прочитала, даже скорее пролистала, книгу Криса Брогана и Джулиана Смита «Агенты влияния в Интернете. Как использовать социальные медиа для продвижения бизнеса» (СПб., 2012). Книжка интересная, но субъективно — бесполезна, как и все зарубежные книги про использование соц.медиа, которые попадались мне в руки. Это 300 страниц примеров из жизни авторов и их друзей, знакомых и партнеров.

Но, не смотря на это, несколько мыслей я из нее выписала.

Авторы не дают четкого определения термину «агент влияния», а ограничиваются «шестью правилами, соблюдение которых делает вас агентом влияния» (С. 7-8):

  • уметь выделиться;
  • принадлежать сообществу;
  • уметь грамотно использовать ситуацию и ресурсы;
  • уметь выстраивать сети и управлять ими;
  • обладать навыками работы с различным софтом (от себя добавлю еще и умение работать с разными приложениями);
  • иметь численное превосходство.

С последним пунктом не все понятно, ну да ладно.

Что еще интересно, так это перевод. В оригинале «trust agent» — агент доверия. Влияние и доверие — это совсем не синонимы, поэтому мне очень любопытно, почему так.

И еще интересная мысль от авторов: «Агенты влияния — не из тех определений, которое вы дадите себе сами. Пусть вас называют так другие» (С. 29)

Этого мне показалось недостаточно, и я пошла в Интернет, искать дополнительные материалы.

«В интернетах» термины «агент влияния», «лидер мнений» и «инфлюэнсер» используются почти как синонимы. Этими словами определяют популярных блогеров, чье мнение может влиять на взгляды, выводы и представления аудитории.

Может ли библиотека сотрудничать с лидерами мнений? Конечно.

Может ли библиотекарь быть лидером мнений? Конечно. Как в профессиональном сообществе, так и в сообществе читательском.

17/50.  Расскажите о вашем опыте общения с лидерами мнений, пожалуйста. Как в личной плане, так и для работы )))

P.S. Как и предполагала, пост получился жутким. Я надеялась, что вдохновение появится и я смогу расписаться, но не вышло. Видимо, не додумала я эту тему до какой-то отправной точки.

 

Ещё ни кто не комментировал

Что считать: анализ статистики вконтакте

Я уже писала про то, на какие статистические показатели обращать внимание и как их анализировать. Мнение Дмитрия Румянцева мало отличается от Артема Сенаторова, но все равно отличия есть. В книге «Продвижение бизнеса ВКонтакте» Дмитрий рассказывает об анализе основных показателей с двух точек зрения.

Во-первых, он говорит о том, как оценивать группы для размещения рекламы. Что-то мне подсказывает, что покупать рекламные посты и таким образом продвигать свои сообщества библиотеки вряд ли будут. Но эти же методики можно использовать и для анализа своей статистики. Дмитрий советует опираться на четыре показателя и анализировать их в комплексе (С. 224):

  • охват поста
  • охват подписчиков
  • посещаемость
  • активность (лайки, репосты, комментарии).

Он считает, что охват поста — самый объективный параметр при первичном анализе статистики (С. 225). Именно охват поста, а не охват подписчиков или полных охват. Охват постов также показывает, сообщение какого формата больше нравятся вашим подписчикам. Это можно и нужно использовать при создании контента группы.

Что касается активности участников, то все эти лайки, репосты и комментарии — это хорошо. Если количество лайков к посту составляет 0.5-1% от общего числа подписчиков- то вообще отлично (С. 228).  Дмитрий так же обращает внимание на количество проголосовавших в опросах. Похоже, это один из самых четких показателей активности.

Кстати, про активность и вовлеченность аудитории вчера вычитала в статье Владимира Лакодина «Стена равнодушия: то, что мы предлагаем в интернете, мало кому нужно, и это норма» на Текстерре очень успокаивающие вещи. Конечно, он пишет про рекламные посты, но можно  же сказать, что контент библиотечных сообществ — это не что иное как реклама наших ресурсов и услуг.

Так вот «Как бы ни мечтали о том, чтобы контент, производимый нами для публикации в интернете, оказывался востребованным, мы не можем заставить реальность соответствовать нашим ожиданиям. Да, контент вроде бы нужен… но не очень. Во всяком случае в России 59% аудитории потребляют его пассивно.»

«Контентщикам не стоит слишком терзаться сомнениями в качестве своего товара. Стоять с медийным продуктом перед стеной равнодушия — вполне естественная вещь.  Разумно в этой ситуации стараться достучаться до той не слишком большой группы потребителей, которая сама ищет, чего бы такого посмотреть или почитать интересненького».

В общем, когда на меня нападет печалька по поводу того, что никто мои посты не комментит, я буду перечитывать эти строчки и радоваться тому, что их хотя бы видят и изредка лайкают.

Во-вторых, необходимо также анализировать успешность SMM-кампании (С. 309-318). Будем считать, что моя работа над сообществом группы отдела и есть такая SMM-кампания (хотя, по идее у кампании должна быть определенная цель. Вести группу ради того, чтобы ее вести — это по меньшей мере странно. Но о целях и проч. я хорошо подумаю, проанализирую и напишу обязательно позже). Вернемся к книге. Дмитрий выделяет основные параметры, которые можно и нужно отслеживать, в том числе и в динамике:

  • рост числа подписчиков группы, как постоянный, естественный рост (например, в нашей группе в среднем рост составляет 30 участников в месяц), так и единовременный (у нас такое наблюдается после каких-то крупных мероприятий, типа Библионочи, если мы не забыли всем и каждому сказать, что у отдела есть группа в ВК, там новости и еще много интересного);
  • рост охвата. Неоднозначный показатель, так как зависит от количества постов, и невозможно отследить, прочитали этот пост до конца, или просто пролистали в новостной ленте;
  • рост посещаемости группы. Тут нужно смотреть на органическую посещаемость, оценивать, сколько трафика приходит из источника «Мои группы» и «Прямые ссылки», так как это показатель того, что кто-то осознанно заходит в сообщество и читает контент. (я уже говорила, что с этим в нашей группе все в порядке);
  • рост посещаемости сайта из группы. (К нам это почти неприменимо, так как не получается разделить рефералов из основной группы Белинки и наших, да и нет у меня цели поднять статистику сайта, скорее наоборот, мы используем сайт для получения трафика в группу).
  • достижение конкретных целей (я уже говорила, что с целями и анализом их достигаемости сложно, потому что я еще не анализировала показатели);
  • рост ядра активных участников. Он точно характеризует качество работы с проектом в плане контента и и комментариев. (у нас незначительный, но есть);
  • рост общего числа активностей в группе. Показатель неоднозначный, так как заранее можно предугадать реакцию подписчиков на определенный контент;
  • рост узнаваемости бренда;
  • рост количества контента, который генерируют пользователи. Я пока не экспериментировала с пользовательским контентом, но в планах есть. Расскажу, что получится.

Кстати, что важно, рассматривать можно как рост показателей, так и стабильное количество в целом.

16/50. На этом я прощаюсь с книгой Дмитрия Румянцева и перехожу наконец-то к «Пиши, сокращай» Максима Ильяхова и Людмилы Сарычевой. Посоветуйте, что еще почитать про генерацию контента и смм? Или вообще что-нибудь интересное, полезное и нехудожественное для общего развития.

Ещё ни кто не комментировал