Архив для тега: переводы

Факты о статистике инстаграма

Раз уж я все равно перевожу всякие тексты про соцмедиа и проч. для рабочей группы «Библиотеки и социальные медиа. РБА — 29а» (мы вконтакте и на фейсбуке), то буду публиковать эти переводы и здесь, но уже со своими комментариями, как обычно (курсивом в круглых скобках), 

Мы все очень любим всевозможные статистические показатели, поэтому подборка Алекса Йорка (Alex York) «61 факт о статистике соцмедиа, на которые нужно обратить внимание в 2018 году» будет не только интересной, но и полезной. Факты собраны по разделам: фейсбук, инстаграм, твиттер, LinkedIn, реклама в соцмедиа и вовлеченность в соцмедиа.

Подробнее хочу остановиться на инстаграме, так как он мне больше всех пока нравится. (Хотела еще перевести про вовлеченность, но не смогла толком разобраться в тексте)

 

  • Посты с хотя бы одним хештегом получают на 12,6% больше вовлеченности (надо все-таки разобраться, что это за вещь такая — вовлеченность)
  • Любой пост в инстаграме получает 50% комментариев за первые 10 часов с момента публикации (то есть получается, что если за сутки никто не прокомментирвоал, то уже можно оставить надежды и сочинять новый пост)
  • 60% топовых брендов используют только один фильтр для всего контента
  • Больше 91% постов в инстаграме – это фотографии (интересно, как выглядит пост в инстаграме без картинок)
  • 35% пользователей инстаграма проверяют ленту несколько раз в день, 51% заходят в него каждый день
  • Большинству пользователей инстаграма от 18 до 29 лет, а это примерно 60% всех взрослых пользователей Интернета
  • Почти четверть инфлюэнсеров в соцмедиа считают инстаграм самым лучшим средством для реализации маркетинговых стратегий
  • Пост, опубликованный в понедельник, получает наибольшую вовлеченность
  • Посты в инстаграме имеют наибольшую вовлеченность по сравнению с другими социальными сетями: в 84 больше, чем твиттер, в 54 раза больше, чем Pinterest, в 10 раз больше, чем фейсбук
  • За шесть месяцев в 2016 году инстаграм обрел 100 миллионов новых пользователей. Это совпало с запуском инстаграм-сториз (историй)

 

4 комментария

Хорошо забытое старое

libraryrobot_0 Многие помнят, как популярны были такие явления как «библиотека 2.0» и «библиотекарь 2.0» десять лет назад. Но со временем дискуссии и споры утихли, публикации в журналах (по крайней мере в тех, которые я постоянно отслеживаю) прекратились. Точнее, перестали использовать эти термины. Представьте, каково было мое удивление, когда в «Journal of librarianship and information science» мне попались на глаза аж четыре статьи за 2012-2014 гг., в названии которых есть заветные «2.0».
И поэтому я решила «стряхнуть пыль» и взяться за старое )

Предлагаю вашему вниманию перевод аннотаций к двум статьям, посвященным «библиотекарю 2.0».

Статья «Что такое библиотекарь 2.0 — Новые компетенции или интерактивные отношения? Точка зрения библиотечных профессионалов» была написана авторским коллективом из Финляндии и опубликована в 2013 г.

Библиотека 2.0 — это изменения во взаимодействии библиотеки и читателей, огромное влияние на которые оказало технологическое развитие Сети. Эти перемены ставят определенные требования к умениям и компетенциям библиотекарей. Данное исследование посвящено тому, как библиотекари сами видят и оценивают эти перемены в отношении профессионального самоопределения и профессиональных знаний. Исследование показывает, какими качествами и характеристиками должен обладать «библиотекарь 2.0» по мнению группы профессиональных библиотекарей. Библиотекарь 2.0 твердо ассоциируется с Интернетом, хотя некоторые из наиболее традиционных характеристик библиотечного дела сохранили свою значимость. Исследование также показало, что «трансформация» в библиотекаря 2.0 может рассматриваться некоторыми библиотекарями как нечто устрашающее. Этот факт необходимо принимать во внимание при разработке стратегии развития библиотеки.

Вторая статья на этот раз бельгийских авторов «Библиотекарь 2.0: определение типологии грамотности библиотекарей в социальных медиа«, была опубликована в 2014 г.

Статья посвящена определению профилей грамотности библиотекарей в социальных медиа. Эти профили были разработаны при помощи шкалы, измеряющей компетенции в области социальных медиа. Созданная для этой цели он-лайн анкета была отправлена 184 сотрудникам публичных библиотек Бельгии. Кластерный анализ позволил выделить четыре основных профиля: 1) те, кто используют соц.медиа преимущественно для работы (workers), 2) продвинутые пользователи (literates), 3) отстающие (laggards*), 4) те, кто используют соц.медиа преимущественно для развлечений (spare time users).** Данная типология содержит важную информацию, которую необходимо учитывать при создании успешной стратегии работы библиотеки с социальными медиа. Результаты исследования также показывают, что библиотекари, соответствующие профилям workers и literates, должны играть центральную роль в адаптации и применении социальных медиа в публичных библиотеках.

* Кстати, этот термин в англо-русском словаре по менеджменту и маркетингу переводится как «увалень» — потребитель, который начинает использовать новую технологию одним из последних
** Более подробно о них расскажу в другом посте, посвященному конкретно этой статье. Там довольно интересные, на мой взгляд, наблюдения.

Ещё ни кто не комментировал

Там, за горизонтом…

NMC (New Media Consortium) и EDUCAUSE Learning Initiative опубликовали очередной отчет The NMC Horizon Report: 2012 Higher Education Edition.

Как и в предыдущих отчетах,  представленные технологии являются неотъемлемой частью современного контекста, отражающего реалии времени как в области высшего образования, так и мира в целом.

Но, прежде чем говорить о технологиях, необходимо определить основные направления и проблемы.

Направления:

1. Люди ходят иметь возможность работать, учиться и получать знания и информацию когда и где им это удобно.
2. Мы все больше используем облачные технологии, но наши знания о них обрывочны.
3. Труд (да и любая деятельность) все больше становится коллективным, что влечет за собой изменения в структуре студенческих проектов.
4.  Большое количество ресурсов и взаимоотношений, доступных через Интернет,является серьезной причиной для пересмотра традиционной роли преподавателя.
5. Происходит сдвиг образовательной парадигмы в сторону моделей онлайнового, гибридного или совместного обучения.
6. В образовательном процессе делается упорна преодоление трудностей и активное изучение.

Проблемы:

1. Экономическое давление и новые образовательные модели составляют сильную конкуренцию традиционным моделям высшего образования.
2. Не разработаны методы оценивания, соответствующие современным формам авторства, публикации и исследовательской деятельности.
3. Грамотность в области цифровых медиа становится одним из важных навыков в любой дисциплине и профессии.
4. Институциональные барьеры являются труднопреодолимым препятствием для движения в ногу с новыми технологиями.
5. Новые модели и формы научно-исследовательской деятельности ставят серьезные проблемы для библиотек и университетских коллекций, в частности, по описанию, продвижению и поддержке этих архивов.

Предсказание будущего не является целью данного отчета. Скорее — это попытка определить направления, которые обладают серьезным образовательным потенциалом. Шесть технологий, выделенные в отчете, сгруппированы в соответствии с тем промежутком времени, в течение которого эта технология станет привычной в сфере образования и обучения, ну а чуть позже (или даже раньше) и в библиотечной деятельности.

В течение года:
— мобильные приложения
— планшетные компьютеры

В течение 2-3 лет:
— обучения с помощью [компьютерных] игр
— аналитика обучения

В течение 4-5 лет:
— управление компьютером с помощью жестов и голоса
— Интернет вещей

Что ж, поживем — увидим 🙂

9 комментариев

Цифровые компетенции?

Листала блокнотик для «Всякой всячины» и нашла перевод, сделанный несколько месяцев назад, под названием «цифровые компетенции». К сожалению, оригинал и даже источник, не сохранились.

  • использование интернет сервисов для общения, получения знаний, публикации контента, совместной работы и творчества;
  • поиск, управление и использование мультимедиа контента и интернет материалов;
  • соблюдение этических норм поведения в Сети;
  • развитие и совершенствование различных стилей письма и моделей общения;
  • успешное участие в peer-leadership (без официальной фигуры лидера);
  • четкое разделение между личным и профессиональным при работе в социальных медиа;
  • понимание важности открытого интернета и сетевой нейтральности;
  • разумное применение современных технологий в работе и учебе;
  • понимание и соблюдение авторского права;
  • междисциплинарное общение и совместные проекты.

Набрала, перечитала и задумалась: А что же такого «цифрового» в перечисленном? А практически ничего, кроме использования современных технологий.

6 комментариев

Новое поколение библиотекарей

Натолкнулась недавно на заметку Катерины Фурлонг в «Library Journal» (2010, May 15, P. 48) под заголовком Are you really NextGen? (Вы действительно новое поколение?). Она занимает одну из руководящих дожностей в библиотеке Скиллмана (Лафайетт колледж) и задумалась о том, к какому поколению себя отнести.
Полностью переводить статью не буду, только отдельные моменты, которые показались мне интересными или спорными.

  • Это моя работа, как руководителя, поддерживать и продвигать по-новому, инновационно мыслящих сотрудников, следить за тем, чтобы у них были соответствующие инструменты и условия для работы. Я также должна быть в курсе всех последних тенденций, чтобы быть уверенной в том, что мы не забываем о текущих вопросах в погоне за Новой Важной Вещью.

Нельзя не согласиться, ведь поддержка руководства всегда очень важна, и просто замечательно, когда начальство в курсе того, что происходит не только в библиотеке, но и в отрасли в целом. И не менее важно умение критически оценить все новшества ИКТ, постоянно появляющиеся сервисы и устройства, чтобы выбрать из этого многообразия те, что наиболее полно отвечают потребностям библиотеки, помогают решить насущные проблемы. А то получается как в анекдоте «С появлением компьютера, мы можем с легкостью решать проблемы, о существовании которых до этого даже не подозревали». Все технологии нужно использовать с умом, а не просто внедрять исключительно потому, что это модно или ново.

  • Если вы считаете себя «старым» библиотекарем, возможно, самое время передать лидерство в решении новых вопросов следующему поколению и больше сил и времени уделять совершенствованию собственных навыков и знаний в области новых технологих, чтобы занять управленческую позицию в библиотеке. Те самые качества «современного библиотекаря», которые так раздражали вашего первого начальника, сейчас могут стать вашим большим преимуществом.
Вспомнилась цитата из фильма Э. Рязанова «Гараж», в котором доктор наук, профессор говорит примерно следующее «В детстве меня много били, при чем били за то, за что впоследствии давали звания».
  • Новое поколение сотрудников гибкое, ответственное, оно обожает узнавать новые вещи и обмениваться мнениями. Вам уже давно следовало бы составить список навыков, помогающих направлять в нужное русло энтузиазм библиотечной молодежи.
А у вас есть такой список? Или что помогает вам конструктивно общаться с младшими коллегами?
  • Конечно, опасно делать какие-либо обобщения относительно разных поколений. Иногда следует любой ценой избегать ярлыков. Думать, что молодежь априори лучше разбирается в технике, совершенно неверно.
  • Возможно, нам следует обдумать и изменить определение «современный библиотекарь», или придумать совершенно другой термин для «нового современного библиотекаря»? Или просто принять неизбежность перемен, слушать друг-друга с уважением, отбросить все ярлыки, и просто называть инноваторов в профессии «библиотекарями».
Лично я — за? А вы?
5 комментариев